4 сентября 2010

Энергетическая безопасность Армении обеспечена

заявил в интервью «ГА» Генеральный директор ЗАО «АрмРосгазпром» Карен Карапетян


— Г-н Карапетян, как отразился на делах компании глобальный кризис? Не подверглись ли коррекции инвестиционные программы компании? Как вы оцениваете ситуацию в этом плане сегодня и можно ли сказать, что тяжелый, кризисный период уже преодолен?

— Конечно, глобальный кризис достаточно сильно отразился на делах компании. В прошлом году у нас был зафиксирован спад рынка более чем на 20%. В этом году спад составляет чуть более 10%, но при этом структура этого показателя довольно интересная. И в некотором смысле обнадеживающая. Дело в том, что при снижении на 10% общего показателя потребления мы имеем рост потребления в промышленности — 6,5%, в системе газозаправочных станций — 2,2%. Существенное снижение потребления — на 35% — зафиксировано в сфере энергетики. Кроме того, на 15,2% сократилось потребление населением газа, что связано с теплой зимой.
Подтверждением этому является, пожалуй, то обстоятельство, что в последние месяцы потребление газа населением не только не сократилось, но даже повысилось на 2,3%. В итоге мы имеем снижение общего показателя потребления на 10,8% в принципе за счет энергетики. Впрочем, сокращение объемов потребления газа энергетической сферой обусловлено тем обстоятельством, что почти в 4 раза выросли объемы поставок в Армению иранского газа. Так, если раньше Ереванская ТЭС использовала российский газ, то сегодня она работает на иранском газе. Причем речь идет об объеме в 1 млн кубометров в сутки. Так что сокращение общего объема потребления несколько условно.
За последние несколько лет мы инвестировали в Армении около $750 млн. Естественно, у нас были ожидания, связанные с этими инвестициями. Например, в 2009 мы ожидали 12%-ный рост потребления газа в Армении и, соответственно, рассчитывали на положительные результаты. Но имел место 20%-ный спад экономики, в результате чего мы не досчитались фактически 32% прихода. Хотелось бы подчеркнуть, что наши инвестиционные программы были рассчитаны с учетом роста потребления в стране. Разумеется, в этой ситуации пришлось скорректировать инвестиционные программы. Но эта коррекция была минимальной. Так например, «Газпром» вычеркнул 70% своих инвестиционных строчек, а мы инвестиционные статьи практически не сократили. Мы скорректировали нашу политику. Отмечу и то, что не сократили и программу по установке сигнализаторов по всей республики, стартовавшую еще в 2008 году. Эту программу мы полностью завершим до 1 января 2012-го, как и планировалось. Что касается сегодняшней ситуации в экономике Армении, то мы наблюдаем определенные положительные тенденции. В частности, рост в промышленности на 6,5%. Но для «АрмРосгазпрома» кризисный период не прошел. Потому как по-прежнему серьезной остается проблема возврата инвестиций. Из 750 миллионов порядка 550 миллионов составили инвестиции нашего акционера — «Газпрома», 170–180 миллионов — это кредитные ресурсы, а остальная сумма вкладывалась за счет наших собственных средств. Естественно, кредитную линию надо обслуживать. Однако обслуживать эти кредиты достаточно сложно с учетом того, что наши ожидания по росту потребления не оправдались и вместо прогнозируемого роста фиксировался значительный спад. А вообще я считаю, что для «АрмРосгазпрома» самыми тяжелыми годами станут нынешний и следующий. В 2012 будет чуть лучше, а нормализуется ситуация в 2013-м. Это связано как с общей ситуацией с потреблением газа, так и с вводом в эксплуатацию 5-го блока Разданской ТЭС.

— В этом году были повышены тарифы на газоснабжение. А как этот фактор отразился на объеме потребления газа?

— Прежде всего отмечу, что по поводу тарифов мы услышали много критики. Мы понимаем, что повышение тарифа никому не может нравиться, в том числе, может быть, в первую очередь нам самим. Но в этом году тарифы на газ вызвали, на мой взгляд, неадекватный ажиотаж. И если честно, нам, нашей команде, было обидно слышать многое из того, что довелось. Теперь о том, как отразилось повышение тарифов на ситуации на газовом рынке страны. Об объемах потребления я уже сказал. Приведу другой показатель. После того как мы объявили о повышении тарифов, количество наших абонентов увеличилось на 15 тысяч. Согласитесь, это достаточно яркий показатель того, что при новых тарифах газ не потерял своей конкурентоспособности.
И еще на одно обстоятельство хотелось бы обратить внимание. Так вот, при новых тарифах так называемая маржа составляет порядка $92 с учетом усредненного тарифа, калорийности и т.д. Из этих $92 только $45 мы платим государству в виде НДС, $25 идут на зарплату сотрудников и собственные нужды компании по газу. Остаются $22, которых нам реально не хватает для возврата наших инвестиций. В этой ситуации возникает вопрос: здесь, в Армении, и вообще везде, перепродавая банан, сахар, канцелярские товары и т.д., кто-либо работает на таких условиях, с такой, мягко говоря, невысокой маржой, которой не хватает на условно постоянные затраты, не говоря о прибыли?
Тут еще хочу отметить, что за счет упомянутых остающихся компании $22, обслуживаются 1650 километров магистральных газопроводов, 10484 километра распределительных газопроводов, ПХГ, 520 пунктов электрохимической защиты, 75 газораспределительных подстанций, 657 единиц машин-механизмов… И, в конце концов, не стоит забывать, что в Армении вообще один из самых низких в мире тарифов на газ. Тем не менее нас упрекают. Упрекают еще и в том, что мы — чужая, российская компания. Но смотрите, зарплаты платим мы в Армении, налог платим в Армении, инвестиции делаем в Армении, дивидендов «Газпрому» до сих пор не заплатили ни цента. И только тот факт, что 80% капитала «АрмРосгазпрома» принадлежит «Газпрому», говорит о том, что мы — не армянская компания? Весь мир считает British Petroleum британской компанией, тогда как британского капитала в этой компании всего 14%. Вообще, если даже 100%-ная монгольская компания работала бы в Армении, платила бы налоги в Армении и т.д., то она была бы армянской компанией.

— Кстати, о налогах. Несмотря на негативное влияние глобального кризиса, опять же сокращение потребления, компания «АрмРосгазпром» не уступает свои лидирующие позиции в списке крупнейших налогоплательщиков. За счет чего достигается такой результат?

— Мы имеем лидирующие позиции не только в списке крупнейших налогоплательщиков. «АрмРосгазпром» является и крупнейшим инвестором в Армении, крупнейшей компанией по капиталу. Вообще «АрмРосгазпром» — компания, которая в газовой сфере имеет свой стиль, свой почерк. О многом из того, что нам удалось сделать, наши зарубежные коллеги не могут и мечтать. К примеру, «АрмРосгазпром» обеспечил 94%-ную газификацию Армении. Я знаю только одну страну, где этот показатель выше — это Голландия, в которой, куда, так сказать, ни ткнешь пальцем — найдешь газ. Может, это и покажется несколько нескромно, но хочу отметить, что для стран, не обладающих собственными ресурсами природного газа, 37% газификации — это мечта. Страны же, которые имеют собственный газ, к примеру, Туркмения, Казахстан, Россия, мечтают достичь уровня газификации в 62%. Что касается лидирующего места «АрмРосгазпрома» в списке крупнейших налогоплательщиков, то я думаю, мы данную позицию не уступим и в будущем. В этом плане мы связываем надежды и с «Раздан —5», и с газопроводом Иран-Армения.

— Какие задачи и цели ставит сегодня перед собой компания? Кстати, сохраняется ли стремление стать газоэнергетической компанией регионального уровня, участвовать в энергетических проектах не только на внутреннем, но и на внешнем рынке?

— Наши цели и задачи не изменились. Они по-прежнему достаточно амбициозны. А региональной газоэнергетической компанией «АрмРосгазпром» уже стал. Мы имеем газопровод Иран — Армения, скоро заработает «Раздан-5». Не секрет, что наш внутренний энергетический рынок самодостаточен и без «Раздан-5». Это значит, что данный объект ориентирован исключительно на экспорт. Что касается рынков, на которые мы можем выходить, то здесь конкретики пока мало. Но есть приоритеты, есть ориентиры. В частности, это иранское направление. Кроме того, сегодня ведутся переговоры с Туркменией.

— Недавно правительство Грузии решило вывести из списка объектов, не подлежащих приватизации, грузинский участок газопровода, по которому поступает российский газ в Армению. Как утверждают грузинские чиновники, предполагается вынести на лондонскую биржу 25% акций этого объекта. Чем чревато для Армении такое решение грузинского руководства? И не странно ли, что среди вероятных претендентов на покупку этих акций армянская сторона не упоминается?

— Прежде всего хочу отметить следующее. В грузинской газовой системе все распредсети приватизированы. Так называемый армянский участок был в списке объектов, не подлежащих приватизации. Но на этой большой трубе есть ответвления, ведущие к распредсетям, и для того чтобы их продать распредсетям, нужно было снять из списка не приватизируемых объектов трубу. Грузинская сторона на этом газопроводе, возможно, будет делать IPO, выходить на биржу и продавать акции. Что касается того, что армянская сторона не значится в списке потенциальных покупателей, то здесь хотел бы подчеркнуть, что претендентов вообще сегодня нет. Шумиху вокруг этой сделки подняли СМИ. Я более чем уверен, что конкретные переговоры по продаже трубы с какой-либо компанией не ведутся. Конечно, я не исключаю интереса азербайджанцев к данному объекту. Но я не исключаю и наш интерес к нему в случае, если будет назначена разумная с коммерческой точки зрения цена. В любом случае, мы будем отслеживать ситуацию.
Если же речь будет идти о слишком высокой, неразумной цене и азербайджанцы все-таки решат дорого купить объект, исходя из политических соображений, то они просто проиграют. Потому как Армению этим газопроводом «прижать» невозможно. У нас есть альтернативный газопровод Иран — Армения. Так что продажа этого объекта практически ничем негативным для Армении не чревата. У нас, повторюсь, есть газопровод Иран — Армения, есть ПГХ, и энергетическая безопасность Армении обеспечена. А шумиху вокруг этого вопроса, повторяю, подняла пресса, что, кстати, играет на руку грузинской стороне. Ведь возникший ажиотаж может искусственно повысить значимость трубы…

— Г-н Карапетян, 5 сентября отмечается день газовика. Что бы вы пожелали коллективу «АрмРосгазпрома»?

— Пользуясь случаем, я хотел бы поздравить наш коллектив, всю нашу команду, поблагодарить всех за работу. В нашей компании работают профессионалы, патриоты компании, хорошие граждане страны. Желаю, чтобы в семьях у них было все прекрасно, а от своего труда они получали удовлетворение. И чтобы не очень переживали от того, что иногда их труд оценивается некорректно и неадекватно.

P.S. «ГА» присоединяется к поздравлениям. Желаем всем 7500 работникам газового хозяйства успехов в труде во благо Армении.

Автор: Ара Меликсетян

Источник: газета «Голос Армении»