29 ноября 2007

Побочный эффект

О стратегическом значении газопровода Иран-Армения и ходе строительных работ на участке Каджаран — Арарат говорилось и писалось много. Безусловно, роль этого объекта с точки зрения энергетической безопасности Армении трудно переоценить. Между тем уже очевидно, что этот газопровод сможет решить не только наши энергетические задачи, но и ряд вопросов, имеющих для Армении не менее стратегическое значение. В частности, речь идет о развитии инфраструктур, о решении социальных проблем, о внедрении новых технологий и многих других проявлениях, так сказать, побочного эффекта строительства газопровода. Именно о них мы и попросили рассказать советника генерального директора ЗАО «АрмРосгазпром» Владимира МАРГАРЯНА.


Г-н Маргарян, начнем, пожалуй, с новых технологий. Если не ошибаюсь, они используются при монтаже трубы. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом методе.

— Сами трубы к нам поступают, как известно, с заводской изоляцией. Однако в местах стыка, сварочных швов, их необходимо изолировать уже нам в процессе монтажа. Кстати, эти самые стыки наиболее уязвимы с точки зрения подверженности коррозии. До сих пор изоляция стыков проводилась вручную. Но теперь мы стали использовать термоусадочные манжеты на стыках, благодаря чему сама труба превращается практически в сплошную. Эта технология по существу исключает не только возможность утечки газа, но и коррозии трубы в течение минимум 40 лет. Для Армении это новая технология. Однако она уже несколько лет применяется в России, в частности на российских газопроводах. Мы получаем эти изделия и детали (манжеты) из Санкт-Петербурга. Отмечу, что к нам приезжали российские специалисты и обучили новому виду работ наших рабочих. Разумеется, по сравнению с прежним ручным трудом новая технология позволяет значительно увеличить производительность труда. Так, если раньше можно было изолировать до 30 стыков в день, то теперь — до 50-ти. А это значит, что за два дня можно произвести изоляционные работы на километре трубы.

В этом году мы планировали подготовить к спуску в траншею 65 километров смонтированной трубы. С этой задачей мы справимся уже к 20 декабря. И это при условии, что работы мы начали в июне. Так что эффективность внедрения новой технологии в изоляционных работах очевидна.

— Известно, что в строительстве газопровода сегодня задействованы рабочие — наши соотечественники, приехавшие, вернее, вернувшиеся из России. Иными словами, этот объект, по сути, внес свою лепту в решение проблем трудоустройства и миграции. Между тем через год стройка будет завершена. Не останутся ли вновь без работы эти люди?
— Сварщиков и других специалистов, приехавших из России, сегодня на стройке около 45 человек. Они сегодня работают в 7 строительных организациях-подрядчиках, у которых уже сложилась серьезная биография. Соответственно, и после строительства газопровода эти организации будут обеспечены работой. В частности, они могут быть задействованы в ремонте существующих газовых сетей, водоводов и т. д. Кроме того, эти организации уже спокойно смогут участвовать в международных тендерах. Ведь на таких тендерах имеет весьма существенное значение то, какие работы ранее производились организацией, претендующей на выполнение нового заказа. Опыт же работы на строительстве газопровода Иран-Армения, безусловно, придаст солидность этим организациям.

С какими проблемами приходится сталкиваться армросгазпромовцам в рамках программы строительства газопровода?

— Самым сложным для нас оказался вопрос приобретения и складирования труб. Впрочем, похоже, задачу эту нам решить удалось. Из 190 километров труб уже получено около 160 километров, из которых 146 уже перевезены и размещены на участках трассы. Проблемным этот вопрос стал потому, что необходимо было прибывающие вагоны оперативно разгружать и складировать трубы. Судите сами, мы разгрузили около 1200 вагонов. В Ерасхаване мы создали базу, где складировали трубы. Однако здесь мы могли складировать до 30 километров труб. С перевозкой же труб на трассу были сложности, связанные и с нехваткой трубовозов. Отмечу, что были дни, когда мы получали около 40 вагонов. Их надо было срочно разгрузить, чтобы освободить железнодорожные пути — иначе железная дорога была бы парализована.

В рамках строительства газопровода нам пришлось построить и новую дорогу от Сисиана до Каджарана протяженностью в 30 километров. Эта дорога имеет стратегическое значение. Это — широкая (до 6 метров в ширину) дорога, максимальный уклон которой не превышает 12 градусов. Благодаря этому, скажем, тем же трубовозам не придется уже преодолевать сложный горный серпантин между Сисианом и Каджараном плюс 100 километров пути.

— Пожалуй, эту дорогу тоже можно причислить к дополнительным приобретениям Армении за счет строительства газопровода...

— Не только. Так, благодаря строительству газопровода в Армении значительно обновился парк строительной техники и механизмов. Организации- подрядчики просто были вынуждены перевооружить и модернизировать свои автотранспортные хозяйства и технику. Более того, в рамках строительства газопровода сам «АрмРосгазпром» приобрел за 250 тысяч долларов трубосгибочный станок, который выгибает трубу диаметром от 530 до 1000 миллиметров, что при нашем рельефе просто необходимо. Без этого станка изгибы трубы пришлось бы обеспечить сваркой. А это — более трудоемкая работа и, соответственно, требует больше времени. Разумеется, этот станок и в будущем нам очень пригодится.

... Как отметил г-н Маргарян, зимой работы на газопроводе останавливаться не будут. Мороз, оказывается, не только не мешает высокотехнологичному строительству, но даже отчасти помогает: по слякоти, естественно, машины с трудом добираются до конкретных участков стройки. А вот промороженный грунт значительно облегчает эту задачу.

Автор: Ара Меликсетян

Источник: газета «Голос Армении»